Отцы и дети династии оппенгеймер
16.05.2011 23:49

Через месяц на одной из частных крикетных площадок Йоханнесбурга состоится матч между одной из южноафриканских команд и сборной Индии. Несмотря на высокий класс предстоящей игры, зрителей будет немного.

Под цветастыми тентами разместятся воспитанно-сдержанные представители деловой элиты: главы корпораций, негромко выражающие свое одобрение по поводу очередного удачного броска, несколько банкиров и один-два молодых гостя с берегов Туманного Альбиона, приехавших в Южную Африку, чтобы заняться скупкой алмазов.

Частное поле для крикета принадлежит семье Оппенгеймер, а в составе южноафриканской команды будет выступать Джонатан Оппенгеймер, сын и наиболее вероятный преемник нынешнего главы De Beers Ники Оппенгеймера. Многие из приглашенных знают 31-летнего Джонатана в лицо, однако вряд ли кто-то из них может сказать, что знаком с ним близко.

Правнук основателя крупнейшей в Африке промышленной и алмазодобывающей корпорации довольно сдержан в общении и в полном соответствии с семейной традицией старается избегать внимания прессы. Семья основателей De Beers и Anglo-American оберегает свою жизнь от посторонних взоров.

Оппенгеймеры, ставшие, по общему признанию, некоронованными королями Южной Африки, предпочитают не участвовать в общественных мероприятиях и не попадать в заголовки газет. Если в 1948 г. Гарри Оппенгеймер, дед Джонатана, был избран в южноафриканский парламент от партии либералов, то сегодня общение между политическими кругами и семьей ограничивается согласованием стратегии компании и обсуждением вопросов о правах на использование недр.

Сейчас Джонатан предпочитает набираться опыта в управлении компанией и держаться в тени своего отца, председателя совета директоров De Beers. По установившемуся в семье обычаю, Джонатан получил образование в Оксфорде и сейчас занимает пост руководителя подразделения De Beers по производству промышленных алмазов. Тем не менее многие уверены, что уже в недалеком будущем круг полномочий представителя четвертого поколения владельцев De Beers будет значительно расширен.

Вообще, вопрос наследования власти внутри корпорации всегда стоял в семье достаточно остро. В своей книге "Последняя империя" (The Last Empire) Стивен Кафнер объясняет это следующим образом: "Прочие руководители Anglo и De Beers получают колоссальные деньги, несут огромную ответственность и обладают почти безграничной властью. Однако все они не королевской крови".

Вскоре после своего назначения на пост руководителя компании Ники Оппенгеймер говорил о некоем "чувстве, живущем внутри семьи, которое трудно описать словами". Быть может, именно это чувство порождает "заботу о компании и о всей отрасли, которой служит семья. Эта забота оказывается выше личных амбиций и временных интересов".

Династия Оппенгеймеров вот уже без малого 100 лет сохраняет контроль над семейным бизнесом. Девиз корпорации гласит "Алмаз будет всегда". А династия Оппенгеймер?

Странным образом, замечает репортер южноафриканского издания The Mercury Вивиан Уорби, бремя управления огромной корпорацией всегда ложилось на плечи мужской части семейства. Ни одна из женщин семьи Оппенгеймер никогда не принимала участия в этом нелегком деле.

Сегодня власть в корпорации находится в руках третьего поколения основателей De Beers и Anglo-American. Николас Фрэнк Оппенгеймер, известный в ближайшем окружении как Ники, Н. Ф. О. или Кубинец (благодаря окладистой бородке), стал председателем совета директоров De Beers в 1998 г.

Как говорят в семье, дед Ники, сэр Эрнест Оппенгеймер - отчаянный предприниматель. Отец Ники, Гарри Оппенгеймер - философ, в последние годы проводивший много времени в семейной библиотеке за чтением Байрона. Ники родня окрестила "человеком действия".

По общему убеждению, Байрон не для него.

Ники Оппенгеймер родился в 1945 г. Как и отец, он получил образование в Harrow и в одном из старейших колледжей Оксфорда - Christ Church. Там он занимался изучением политики, философии и экономики. В 1968 г. он пришел на работу в корпорацию Anglo-American, а через 10 лет вошел в состав совета директоров De Beers.

В 1968 г. Ники женился, и в ноябре 1969 г. на свет появился долгожданный наследник - Джонатан Оппенгеймер.

Ники всегда питал особую слабость к алмазному бизнесу семьи. В отличие от своего отца Ники в большей степени прислушивается к советам и полагается на руководителей подразделений. Он верит в личные связи, установившиеся между семейством Оппенгеймеров и другими семьями, занимающимися торговлей алмазами.

Нынешний глава De Beers, по его собственному признанию, не особенно интересуется политикой, однако поддерживает самые теплые отношения с правительством своей страны. Он входит в состав правления Детского фонда имени Нельсона Манделы и заключил несколько сделок, в результате которых значительная часть активов в компаниях Johnic и J.C.I. , подразделениях Anglo, перешла в собственность представителей темнокожего населения ЮАР.

Ники Оппенгеймер говорит, что ведет совершенно "нормальный образ жизни" - сам водит свой автомобиль, обходится без телохранителей и спокойно ходит по городу, не вызывая никакого интереса у папарацци.

Ники, а теперь и его сын Джонатан - страстные любители крикета. Нынешний глава De Beers всячески содействует развитию этого вида спорта. В Йоханнесбурге у него есть собственный стадион и сильная команда. На каждый матч по крикету с участием молодежных команд Ники жертвует по $17 000.

В благодарность за щедрость его команда получила право первой игры с приезжающими в Йоханнесбург национальными сборными.

Сам Ники рассказывает о себе с изрядной долей самоиронии. На вопрос, зачем ему собственная команда, он отвечает: "Когда играешь в крикет так плохо, как я, это единственный способ принять участие в матче".

Помимо крикета у Ники есть еще одно увлечение - вертолет. Как-то раз они с Джонатаном, выполнявшим функции второго пилота, проделали на вертолете неблизкий путь из Лондона в Йоханнесбург, для чего им пришлось пересечь весь африканский континент.

Семейство Оппенгеймер не балует прессу подобными поступками. Впрочем, одним из редких исключений стал случай, когда в соседней Зимбабве Джонатан Оппенгеймер совершил bungee-jump с моста Стенли над водопадом Виктория. При этом будущий глава De Beers был одет в деловой костюм, а в руке крепко держал атташе-кейс.

Несмотря на то что мало кто сомневается в открывающихся перед Джонатаном перспективах, его отец крайне осторожен, а порой и противоречив, когда обсуждает эту тему. С одной стороны, он утверждает, что сначала Джонатан должен доказать, что способен руководить De Beers.

И в то же время. .. "Он продемонстрировал блестящие успехи, - рассказывает Ники. - Я надеюсь, что в один прекрасный день он возглавит компанию! " "Впрочем, я не люблю ни на кого давить, - продолжает он. - Джонатан работает в De Beers и стремится сделать здесь карьеру. По-моему, это прекрасно".

"Семейственность - наиболее эффективный принцип управления компанией. Однако она должна быть "просвещенной", - любит говорить Ники.

Сегодня семейный бизнес De Beers сталкивается с серьезными проблемами. Под влиянием снижения темпов роста американской экономики сокращаются объемы продаж алмазов на рынке США. На компанию полетели "шишки" в связи с так называемыми конфликтными алмазами. "Конфликтными" называют алмазы, добытые законно и затем украденные, добытые незаконно или захваченные вооруженными повстанцами; доходы от незаконной торговли камнями идут, например, на финансирование гражданских войн в Африке.

Кроме того, компания решила выйти на рынок ювелирных изделий.

По свидетельству сотрудников De Beers, в компании уверены, что в конце концов Джонатан займет кресло председателя, и рады этому. Говорят, что по характеру Джонатан напоминает деда. Он независим и демонстрирует явную склонность к филантропии.

Не далее чем в этом месяце Джонатан Оппенгеймер в соавторстве с директором южноафриканского института иностранных дел закончил работу над составлением Плана возрождения Африки. Сейчас президент ЮАР Табо Мбеки пытается заручиться международной поддержкой для осуществления этого проекта.

Джонатан утверждает, что он африканец. Так же говорит его отец, так говорили его дед и даже прадед, который из Германии перебрался в Великобританию и только потом в Южную Африку. Интересно, скажет ли так когда-нибудь маленький сын Джонатана Сэмюэль, представитель пятого поколения семьи Оппенгеймер.

Екатерина Кудашкина, "Ведомости", 28 августа 2001

 

Суббота, 24. Июня 2017

Valid XHTML & CSS |